Будь в курсе
Подпишитесь на рассылку, чтобы не пропускать новые выпуски журнала
живем по закону

Как я вернула ребенка, украденного отцом

Доказала, что хорошая мать, и выиграла суд
15 мая 2019
Екатерина Корнилова
Выиграла суд об определении места жительства ребенка
После трех лет семейной жизни супруг отправил меня отдыхать, а сам в это время написал заявление в полицию о моем алкоголизме и избиениях ребенка, спрятал двухлетнюю дочь в другом городе. В статье расскажу, как мне удалось выиграть судебные тяжбы и вернуть малышку домой.
С чего все началось: подарок мужа и неожиданный развод

Я была замужем три года. За это время у нас родилась дочка, супруг сменил работу, мы переехали из Петербурга в Москву. Бабушек и нянь не было, друзей после переезда тоже рядом не оказалось. Я 24 часа в сутки была с ребенком, занималась домом и подрабатывала фрилансом.

На третью годовщину свадьбы и день рождения муж сделал мне подарок — уговорил поехать в отпуск и оплатил путешествие. Я не понимала, почему он не хочет провести отпуск вместе, но была счастлива вырваться из бытовой рутины. Во время поездки я получала от мужа теплые слова и фотографии, а по возвращении — рюкзак с документами, ключ от склада с моими вещами, заявление на развод и обещание лишить родительских прав.
После этого сообщения супруг отправился в полицию писать заявление, что я закоренелая алкоголичка и избиваю ребенка
Сначала муж предложил подписать мировое соглашение на встречи раз в месяц

Мой муж предложил подписать мировое соглашение — ребенок должен жить с ним, все вопросы о здоровье, образовании и воспитании решает он, а мне позволено видеть дочку раз в месяц. Он считал, что это справедливый и честный договор. На самом деле, это был лишь повод всем говорить: «Я ей предлагал решить дело миром, но она отказалась».
Проект мирового соглашения от супруга
При личной встрече муж утверждал, что это всего лишь подстраховка на случай, если я решу развестись и уехать с ребенком. Он обещал, что после подписания документа мы будем жить вместе, я наконец-то смогу увидеть дочь. Позже я узнала, что во время этого разговора в суде уже лежало заявление на развод и определение места жительства ребенка.

Я предложила изменить условия соглашения, но получила отказ и очередное подтверждение, что никакого мира быть уже не может.
Формально муж демонстрирует готовность идти на встречу, фактически — это просто игра
С таким мировым соглашением, мои шансы выиграть суд и вернуть дочь были бы минимальны. Мой супруг использовал его как шантаж — не подпишешь, не увидишь ребенка вообще. Это был очень грамотный ход — в приступе отчаяния и желания увидеть дочку я чуть не допустила такую ошибку.
Муж заранее готовился к суду

Мой муж первым подал иск в районный суд с просьбой определить место жительства ребенка. По версии супруга, во время моего отъезда он заметил, что с ребенком что-то не так, решил посмотреть камеры видеонаблюдения. Увидев, что я однажды дала дочери по попе, пошел писать заявление в полицию. Обсуждать эту ситуацию со мной не стал, чтобы не испортить мой отдых, — проявил заботу.

Для того чтобы отобрать ребенка у матери, нужны веские поводы:

  • она не занимается воспитанием детей;
  • злоупотребляет спиртными напитками;
  • состоит на учете в психоневрологическом диспансере;
  • не проживает с ребенком по собственному желанию;
  • имеет судимость.

Супруг подготовился заранее — во время моего отъезда написал в опеку и полицию заявления о том, что я злоупотребляю алкоголем и избиваю ребенка.
Заявление супруга в полицию по статье 6.1.1. «Побои»
Оказалось, что муляжи видеокамер, установленные в квартире для отпугивания воров, вполне рабочие. Они дали мужу видеозаписи, где я шлепаю дочку по попе и наливаю бокал вина после отбоя. Эти видео просмотрели участковый, сотрудники отдела по делам несовершеннолетних, сотрудники отдела опеки — ни один из них не увидел ничего криминального.
Инспектор ОДН не увидел в видеоматериалах ничего криминального
Моего супруга это не смутило, он продолжал гнуть свою линию. Любое нецензурное слово в личной переписке, фото ребенка в слезах, репост статьи с намеком на то, что дети отнимают много сил, посты из соцсетей с шуточками про алкоголь или жалобами на трудности материнства — в ход пошла вся информация с 2014 года, когда мы только начали встречаться.

Этому был противопоставлен идеальный образ отца: обеспеченный, заботливый, без вредных привычек, социально-активный. То, что на самом деле супруг употребляет алкоголь, из стабильной заработной платы давал мне не более 5 000 рублей в месяц, кровь сдавал два раза в жизни, а преподавал в ущерб семейному времени, несмотря на мои просьбы о помощи, было неважно.
Выдержка из иска супруга
Супруг приложил к иску справки о сдаче крови, поддельную характеристику с места работы и даже отзыв от охранника дома, в котором мы раньше жили вместе. Самое смешное, что на характеристиках стояли даты. Все были написаны за несколько дней до моего отъезда — это противоречило истории о внезапном решении развестись и доказывало, что план готовился заранее.
Характеристика от охранника дома — он заранее знал о планах супруга, но улыбался мне в глаза
Если умножить это на мою растерянность, шок от внезапного поворота событий, отсутствие денег, работы и знакомств в городе — у мужа был шанс выиграть суд и оставить ребенка у себя.


Как я доказывала, что хорошая мать

Когда муж начал подготовку к суду за несколько месяцев, а у тебя из-под ног уходит земля, доказывать свою правоту сложно. Главное — взять себя в руки и прекратить истерику хотя бы в кабинете инспектора ОДН или сотрудника опеки. Через них проходят десятки ужасных историй в день, и они не склонны к сочувствию и эмпатии. Тем не менее их помощь очень важна в суде.

Встречный иск. Я подавала возражения на первоначальный иск и собственный встречный иск — они были объединены в одно дело. Так как на момент подачи иска ребенок жил с отцом, я просила определить место проживания дочери со мной и передать ее мне на воспитание. Если в финальном решении и исполнительном листе не будет этой фразы, приставы не смогут забрать ребенка у родителя, проигравшего суд.
Просительная часть моего встречного иска
Временная регистрация. Для подачи иска мне нужно было найти в Москве квартиру и сделать в ней хотя бы временную регистрацию. По этому адресу должны прийти органы опеки и убедиться, что квартира пригодна для ребенка. Мне повезло — мои знакомые предоставили мне квартиру в том же районе, где я жила раньше. Это значило, что нашим делом будут заниматься одни и те же сотрудники полиции и органов опеки. Такая удача сильно сэкономила время на бюрократию и силы на хождение по инстанциям.

Заключение органов опеки. Сотрудник опеки составляет акт обследования жилья на его пригодность для ребенка и пишет заключение по делу. Судья не обязан следовать рекомендациям органов опеки, но прислушивается к ним. В моем случае до первого судебного заседания сотрудник опеки пришел осмотреть квартиру, а после него подготовил заключение по существу дела.
Заключение органов опеки
Справки. Так как одним из главных пунктов обвинения был алкоголизм еще со времен беременности, нужна была справка из наркологического диспансера. Если в течение последних трех лет вы переезжали, придется делать запрос по всем предыдущим адресам за этот период. Вдобавок я сдала платный CDT-тест — его используют для диагностики злоупотребления алкоголем. Тест покажет, если человек регулярно пьет алкоголь и последнее употребление было не менее двух недель назад.
Уровень карбогидрат-дефицитного трансферрина (CDT) значительно возрастает при ежедневном употреблении более 60 граммов этанола (4-5 алкогольных напитков или 0,75 литра вина в день) в течение не менее двух недель. При однократном приеме высоких доз спиртных напитков концентрация углеводно-дефицитного трансферрина в крови не изменяется.
Также понадобились справки из психоневрологического диспансера, из МВД об отсутствии судимости, характеристика участкового по месту регистрации, характеристика с места работы и справка о том, что я нахожусь в отпуске по уходу за ребенком.
Характеристика участкового по прошлому месту жительства
Доказательства заботы о ребенке. Здесь важно вспомнить любую мелочь, которую можно подтвердить документально. Я нашла обменную карту с выпиской о здоровье новорожденного ребенка, попросила копии договоров из фитнес-клуба, куда мы ходили с дочкой в бассейн, сделала скрины покупок из личного кабинета в магазинах детских товаров и книг, нашла копию заявления о регистрации в очередь на детский сад.

В поликлинике можно взять справку о том, что на приемы приходила мама без признаков алкогольного опьянения, и копию медицинской карты ребенка — там есть подписанные родителем согласия или отказы от вакцинации. Также я взяла справку у частного стоматолога, к которому ходила сама и водила дочку.

Косвенными доказательствами стали фото и видеоархивы, скриншоты переписок с супругом, в которых очевидно отсутствие у папы навыков обслуживания ребенка. Забегая вперед — судья апелляционной инстанции обратил внимание на мои «инструкции» для супруга.
Переписка доказывала, что все слова мужа о полном уходе за ребенком — вранье
Видео для суда нужно записать на диск и сделать документ с описанием — название файла, длительность, краткое содержание. Фотографии нужно распечатать или наклеить на листы А4 — судья попросил это сделать, чтобы подшить материалы к делу.
Пример описания видеоматериалов
Во время суда общалась с ребенком по графику мужа

Даже проживающий отдельно родитель имеет право общаться с ребенком, участвовать в воспитании, решать вопросы о его образовании и здоровье. Это прописано в Семейном кодексе Российской Федерации.

Фактический мой супруг три недели прятал ребенка — увозил на другие квартиры, отправлял со своим отцом в другой город, скрывал адрес детского садика и частной поликлиники. Я караулила под окнами, вскрывала дверь квартиры, в которой раньше жила, умоляла соединить меня с дочкой хотя бы по телефону — все тщетно.

Заявления в полицию, органы опеки и уполномоченному по правам человека не помогли. Максимум, что за ними последовало, — профилактическая беседа с супругом, укрывающим ребенка.
Ответ органов опеки на просьбу помочь увидеть ребенка
Все заявления в полицию о нарушении моих родительских прав и привлечении супруга хотя бы к административной ответственности закрыли за отсутствием состава преступления.

Чтобы формально «не препятствовать общению матери и ребенка», супруг стал пускать меня к дочке на час в неделю. Теперь у органов полиции и опеки вообще не было повода привлекать отца ребенка даже к административной ответственности. Мне в лицо говорили: «Вы же видите дочь раз в неделю? Что вам еще нужно?». Так продолжалось три месяца.
Чем, где и когда на самом деле занимался ребенок, мне никто не говорил
Если я не выходила из квартиры в 20:00 по первому требованию мужа, он звонил в полицию и говорил что-то вроде: «Моя бывшая жена пришла в мою квартиру и собирается тут жить. Пришлите наряд, чтобы ее выгнать». При этом официально мы были еще в браке, квартира была съемная, а я просто просила дать мне закончить игру с ребенком. Не говоря уже о том, что по закону я могу находиться рядом с дочкой где, когда и сколько захочу.

При этом никто не обязан проверять, что происходит с ребенком на самом деле. Супруг сообщил сотрудникам полиции адрес детского сада, в который водил дочь, и на следующий день перевел ее в другой филиал сада — для частных заведений это не проблема. Я встречалась лично с заведующей сада и объясняла ей ситуацию. В глаза она выразила мне понимание и сочувствие, обещала помочь, но на деле помогала отцу скрывать ребенка — ее интересовала только оплата за сад.

Вдобавок супруг убеждал всех, что график час в неделю предложен лично мной, а местонахождение дочери мне известно. То, что конфликты с вызовом полиции супруг провоцировал намеренно, тоже опускалось. Эта ложь вполне устраивала представителей власти — я до сих пор получаю от них шаблонные отписки, их даже не могли отправить в срок.
Ответ органов опеки — они верят супругу на слово и присылают мне его же слова
Как проходил суд по определению места жительства ребенка

Я нашла адвокатов, которые помогали мне составлять заявления и готовиться к суду. Они сразу настроили меня на то, что дело будет долгим — обычно с момента подачи иска до вступления решения в силу проходит от полугода. Стоит разрешение таких дел от 100 000 рублей и до бесконечности — зависит от количества судебных заседаний и объема работы.

Беседа с судьей. После подачи искового заявления судья назначает беседу с обеими сторонами. Он устанавливает личность истца и ответчика, определяет возможность решения вопроса в судебном порядке, подтверждает исковые заявления.

Муж нанял матерых адвокатов, которые, не стесняясь в выражениях и не заботясь о правдивости своих слов, при судье обвиняли меня в алкоголизме и отсутствии интереса к ребенку. Цель подобного поведения — заранее сформировать у судьи мнение о сторонах и спровоцировать ответчика на конфликт. В такой момент важно держать себя в руках.

Я на беседе подала встречный иск с просьбой определить место жительства ребенка со мной, приложила к нему копии документов, которые успела собрать за месяц. Судья принял документы, согласовал со сторонами дату следующего заседания, попросил передать повестку органам опеки — они будут третьей стороной в деле.

Первое заседание. На заседании судья кратко зачитал суть дела, задал вопросы сторонам и выслушал ходатайства. У каждой стороны были свидетели, поэтому заседание началось с их опроса.

Со стороны истца пришел его отец, который рассказал, что якобы часто приезжал в гости и видел ужасное отношение матери к ребенку, халатность и безалаберность. Я воспользовалась правом задать вопросы свидетелю и попросила назвать точные даты приездов — формально свидетель сослался на плохую память и потерю билетов, но вранье было очевидно.
Суд вполне обоснованно не верит показаниям близких родственников
Свидетелем с моей стороны стала хорошая знакомая семьи — мы с ней часто общались по рабочим и личным вопросам, ходили вместе с дочкой гулять. Для суда были важны ее показания, как незаинтересованной стороны.

Представитель опеки передал судье акты обследования жилья и остался на заседании — выслушать обе стороны.

Судья ознакомился с письменными материалами дела, просмотрел видеозаписи. В судах не предусмотрена техника для обзора видео — мы приносили с собой ноутбуки.

Несмотря на то,что я была на заседании с представителем, на вопросы суда отвечала лично — важно было показать заинтересованность, эмоциональную устойчивость и уверенность в себе. Поскольку заключение органов опеки — важный документ для решения споров о детях, заседание отложили до получения этого документа.
Информация об изменениях в деле выкладывается на официальном портале судов общей юрисдикции г. Москвы
Второе заседание. Второе заседание было коротким — муж и я приобщили дополнительные материалы к делу. Муж дополнил заявление письменными показаниями, в которых в очередной раз рассказал суду трагическую историю об идеальном отце и никудышной матери. К счастью, в суде важны не эмоции и слова, а документы и подтвержденные факты.
Письменные показания супруга наполовину состояли из голословных фантазий
Представителя опеки не было — он передал заключение заранее через судебную экспедицию и попросил рассмотреть дело без личного присутствия. Для суда этого достаточно, поводов переносить или откладывать заседание не было. Судья вынес решение об определении места жительства ребенка с матерью. По закону у сторон есть месяц, чтобы обжаловать решение.

Апелляция. В интересах мужа было максимально оттягивать вступление решения в силу. До этого момента судебные приставы не имели право вмешиваться, ребенок оставался с ним, несмотря на итог суда.

Через три дня после вынесения решения супруг подал краткую жалобу. Судья ответил на нее отказом в принятии документов, указал на несоответствие жалобы, продлил срок подачи апелляции до 28 декабря. Так муж выиграл еще две недели, а с учетом грядущих каникул — целый месяц. Полная апелляционная жалоба поступила в суд за день до истечения срока — 27 декабря.

Началась она традиционно — с вранья и нарушения Семейного кодекса РФ. С начала декабря дочка живет со мной, единоличное осуществление родительских прав противоречит закону, а на момент выхода статьи отец не потратил на ребенка ни рубля и активно отбивается от присужденных алиментов.
Выдержка из апелляционной жалобы супруга — писал явно сам
По закону на рассмотрение жалобы дается три месяца. Только в начале марта я узнала о том, что жалоба наконец-то рассмотрена и назначено заседание в Московском городском суде.

На апелляции рассматривается дело на момент принятия решения, так что никаких дополнительных документов собирать не пришлось. Мы с адвокатом подготовили возражения на апелляционную жалобу и передали их в суд за три дня до заседания.
Мои возражения на апелляционную жалобу готовили адвокаты
В назначенный день сторона истца не пришла на заседание. Судебная комиссия из трех человек ознакомилась с материалами дела и задала мне два очевидных вопроса: «Вы пьете?» и «Вы бьете дочь?». Также их интересовал вопрос об общении ребенка с отцом.
Протокол судебного заседания апелляционной инстанции
Судьи удалились в совещательную комнату, а потом вернулись с резолюцией — принятое решение оставить в силе. Оно сразу вступило в силу, но на подготовку мотивированного решения и передачу документов в суд первой инстанции ушло три недели. По меркам судебной практики, дело решилось быстро — всего за полгода.

Как я забрала свою дочь

После первого судебного решения отец ребенка отказался исполнять его добровольно.
Такой ответ я получила на просьбу исполнить решение суда и отдать дочку
Я дождалась мотивированного решения районного судьи — на его подготовку ушло две недели. За это время выяснила, в какой садик отводят дочку. В этом помогли дворовые камеры видеонаблюдения, установленные в Москве, и невероятное желание найти своего ребенка.

С письменным решением и представителем я пришла в сад и забрала дочку. Было страшно, что воспитатели предупреждены и помешают мне. Как оказалось, они действительно знали о ситуации, но доводить дело до скандала и вызова полиции не рискнули. Я не успела дойти до машины, как мне начал звонить отец ребенка, — ему сразу же обо всем рассказали.

Вечером того же дня супруг написал в полицию заявление о похищении ребенка неизвестными лицами. На следующий день я пришла с дочкой к инспектору ОДН, написала объяснение на заявление о похищении и уехала к родителям.

После отъезда я отправляла супругу фотографии дочки, просила прислать мне ее документы и личные вещи, предлагала обсудить наше общение. Ответом мне были требования назвать адрес ребенка — кстати, он есть на всех документах о присуждении супругу алиментов.
Предложений не поступило даже спустя месяц
Инструкция
Что делать, если один из родителей скрывает ребенка
1
Обратиться в полицию и оставить заявление на поиск ребенка и привлечение родителя к административной ответственности по ст. 5.35 КоАП РФ.
Да, искать и привлекать они вряд ли будут. Но зафиксированные обращения важны для суда. Их отсутствие — повод для второй стороны обвинять вас в бездействии и том, что вы не интересуетесь ребенком.
2
Обратиться с таким же заявлением в органы опеки по месту жительства ребенка.
3
Подать исковое заявление в суд на определение места жительства ребенка.
4
Забрать из поликлиники медицинскую карту ребенка или получить ее заверенную копию.
Взять выписку о состоянии ребенка на момент последнего посещения, информацию о вакцинации.
5
Оповестить всех друзей, родственников и знакомых.
Попросить их сообщить всю известную информацию о нахождении ребенка.
6
Собрать все справки и документы, которые доказывают заботу о ребенке и его воспитании.
7
Нанять адвокатов, которые будут вести дело, участвовать в переговорах со стороной ответчика и помогут удержаться от импульсивных поступков.
В подобной ситуации нет правых и виноватых, а больше всех страдают дети: для них мама и папа одинаково важны. В моих мечтах отец одумался и нормально общается с дочкой. К сожалению, в жизни я не встретила ни одной подобной ситуации со счастливым концом.