Личные финансы

Как санкции против Венесуэлы повлияли на жизнь людей

Истории
флаг венесуэлы
Венесуэла испытывает экономические проблемы почти 20 лет. Годовая инфляция только по официальной оценке достигала 130 000%, с 2015 года страну покинули 6 млн человек. Рассказываем, как с этим связаны санкции, как Венесуэла отвечала на экономические вызовы и чего достигла к 2022 году.


Нефтяная предыстория


Венесуэла владеет крупнейшими запасами нефти в мире. Но в основном это — тяжелая нефть, которую сложно добывать. У страны не было своих ресурсов для развития нефтяной промышленности, поэтому она привлекала зарубежные инвестиции.

Иностранные компании вложились в технологии и создали инфраструктуру. Они добывали и перерабатывали сырье, выплачивая государству налог на прибыль, небольшую концессионную пошлину и плату за недра — роялти.

Разработка нефтяных запасов привела к стремительному экономическому росту. В 1930—1970-х годах ВВП на душу населения Венесуэлы находился на уровне Великобритании и Франции. Нефть обеспечивала 90% доходов страны от экспорта и составляла почти 25% ВВП.

С 1959 года правительство постепенно увеличивало доходы от нефтяной промышленности, например, президент Ромуло Бетанкур повысил налог на прибыль нефтяных компаний с 26% до 45%. В 1974 году, когда мировые цены на нефть выросли, новый президент Карлос Перес отказался от политики постепенных изменений и объявил о национализации. Так появилась государственная нефтяная компания Венесуэлы PDVSA, а все иностранные компании, по сути, превратились в ее филиалы.

Государство не справилось с открывшимися возможностями, когда добыча сырья сосредоточилась в его руках. PDVSA работала неэффективно, нефтедобыча снизилась на 50%. Как только цены на нефть упали в конце 1980-х, Венесуэла оказалась в экономическом кризисе, и в 1990-е годы снова привлекла иностранные инвестиции.

В 1999 году президентом Венесуэлы стал Уго Чавес. Он увеличил долю государства в нефтедобыче до 51%, поднял налоги на прибыль и плату за недра. Помимо этого, с приходом Чавеса вырос экспорт нефти в США, туда отправляли 30% продукции. К 2002 году ВВП Венесуэлы увеличился до 132 млрд $, а показатель среднего дохода на душу населения стал самым высоким в Латинской Америке.

Несмотря на предыдущий опыт, который показал, что при национализации эффективность предприятий падает, Чавес взял курс на национализацию. Многие компании в Венесуэле принадлежали американским представителям, поэтому США пытались препятствовать действиям Уго Чавеса. В 2005 году ввели первые санкции в отношении отдельных чиновников и компаний. В следующем году санкционные списки расширили, но это не повлияло на политику главы страны.


Санкции и провальная экономическая политика


Первые санкции сказались на экономике Венесуэлы в 2009 году, когда произошел обвал цен на нефть. Чтобы справиться с кризисом, требовалось модернизировать инфраструктуру и удешевить нефтедобычу, однако у страны не было такой возможности.

Во-первых, из Венесуэлы уехали иностранные специалисты, которые занимались разработкой тяжелой нефти. Во-вторых, в 2003 году PDVSA потеряла половину сотрудников — больше 18 000 человек уволили, когда они выступили против политики Чавеса.

Во-вторых, Чавес почти не инвестировал в нефтяную отрасль. Сторонники президента, которые заняли руководящие должности в PDVSA, были неопытными и не смогли оценить, какой уровень вложений потребуется, чтобы продолжить работу.

Пока цены на нефть были высокими, Чавес направлял миллиарды из нефтяной промышленности на социальные программы. Свернуть крупные социальные проекты не так просто, поэтому, когда цены на нефть падали, средства приходилось занимать, и у Венесуэлы рос госдолг.

Правительство Чавеса много забирало у государственной нефтяной компании и ничего не давало взамен. Не было вложений в технологии. При этом оборудование, которое использовали для переработки тяжелой нефти, было американским, а санкции ограничивали поставки новых технологий в страну.

Когда в 2009 году цены на нефть упали, Венесуэла не смогла самостоятельно выйти из кризиса. Вскоре нефтяной рынок вернулся в норму, но проблемы страны уже перешли в хроническую фазу.

В 2013 году инфляция достигла 56% и в следующие годы продолжала расти. Добыча нефти из-за отсутствия инвестиций сокращалась. Вместе с этим уменьшались доходы государства, потому что в развитие других отраслей экономики власти тоже не вкладывались.

Когда в 2013 году к власти пришел преемник Чавеса — Николас Мадуро, он продолжил политику национализации и обвинил развитые страны в заговоре против Венесуэлы. В 2014 году США еще строже ограничили поставку технологий, а в 2015 году урезали поставки сырья, которым разбавляли тяжелую нефть. Однако торговые отношения сохранялись еще несколько лет, пока в 2019 году администрация американского президента Трампа не ввела фактический запрет на импорт нефти из Венесуэлы в США.


Мадуро и экономические вызовы


Когда страна потеряла основной доход от экспорта в США, Мадуро попытался наладить связи с другими государствами. В обход санкций через российскую «Роснефть» страна поставляла сырье в Китай и Индию. Нефтедобыча упала до 300 тысяч баррелей в сутки, но эти экономические отношения позволили получать от нефти хотя бы минимальный доход.

Некоторое время Венесуэла продавала тяжелую нефть, потому что разжижать ее было нечем. Но такая нефть ценится в разы меньше, чем легкая. В 2019 году страна зарабатывала на экспорте только 250 млн $ в месяц — по сравнению с 5 млрд $ в месяц в 2005—2014 годах.

В 2021 году Венесуэла заключила сделку с Ираном, который тоже находится под санкциями. Теперь страна разбавляет тяжелую нефть иранским конденсатом для экспорта. Благодаря этому добыча нефти поднялась до 600−700 тысяч баррелей в сутки. Однако это — крохи в сравнении с добычей 2,7 млн баррелей в 2014 году.

Мадуро предпринимал шаги не только в нефтяной отрасли, чтобы удержать экономику на плаву. Он ввел валютный контроль и контроль над ценами. В итоге состояние экономики только ухудшилось.

После 2019 года ВВП Венесуэлы сократился на 35%
ВВП Венесуэлы снижается с 2013 года, когда президентом стал Николас Мадуро. После фактического запрета на экспорт нефти в США в 2019 году, ВВП Венесуэлы сократился на рекордные 35%

Из-за экономического кризиса курс местного боливара падал, и венесуэльцы стремились обменять свои сбережения на доллары. Мадуро установил ограничения на оборот иностранной валюты, чтобы остановить этот процесс. Однако это привело к росту спроса на доллары, на черном рынке обесценивающиеся боливары стали обменивать по завышенному курсу.

Государственный контроль над ценами ускорил кризис предложения. Производителям фактически запретили повышать цены на продукцию, и те вскоре обнаружили, что затраты на производство стали превышать доход в условиях галопирующей инфляции. Некоторые предприятия закрывались сразу, другие доживали до банкротства. Только в первый год президентства Мадуро в Венесуэле закрылось почти 78 тысяч предприятий. Это привело к дефициту товаров и еще большему росту цен.

Чтобы замедлить инфляцию, боливар деноминировали уже три раза: в 2008 году его лишили трех нулей, в 2018 году — пяти, в 2021 номинал сократили на шесть нулей.

Правительство Мадуро заявляло, что цены растут, а товары пропадают с полок, потому что бизнес-сообщество «ведет экономическую войну» против своих сограждан.


Жизнь в Венесуэле


Экономика страны по разным данным сократилась на 50−80% с 2013 года. До кризиса Венесуэла закупала 75% продуктов питания за границей.
Когда импорт и местное производство критически снизились, венесуэльцы столкнулись с недоеданием и голодом. В 2013 году 6,4% жителей не ели досыта, в 2020 исследование Всемирной продовольственной программы показало, что уже каждый третий житель Венесуэлы не питается регулярно.

Согласно отчету Национального исследования условий жизни (Encovi) в 2021 году 76,6% населения жило в условиях крайней бедности. В 2019 году ООН сообщала, что 7 млн венесуэльцев нуждаются в гуманитарной помощи: продуктах, питьевой воде, средствах гигиены.

Сейчас дефицит распространяется не только на еду и товары первой необходимости, вроде туалетной бумаги и зубной пасты. В стране также не хватает лекарств. Венесуэла мало что производит сама и не может закупать медикаменты в достаточном количестве из-за санкций.

Возникают вспышки болезней, которые в обычной ситуации можно легко предотвратить: малярия, корь, дифтерия, туберкулез. Из-за отсутствия лекарств венесуэльцы умирают от гипертонии, рака, СПИДа и диабета. У людей с трансплантатами отказывают органы, потому что в больницах недостаточно материалов для диализа. По данным 2019 года, больше 300 тысяч венесуэльцев находились в группе риска из-за отсутствия жизненно важного лечения.

Работе больниц также мешают перебои с электроснабжением. В 2019 году на крупнейшей электростанции Венесуэлы произошел взрыв, и большая часть страны осталась без света на несколько дней. Больницы тоже оказались обесточены, потому что автономных генераторов оказалось недостаточно. Потом из-за отсутствия электроэнергии начались перебои с водоснабжением.

Сторонники Мадуро заявили, что взрыв произошел из-за диверсии. Представители национальной Федерации работников сферы электроснабжения объяснили, что аварии на электростанциях Венесуэлы происходят из-за износа оборудования и нехватки ресурсов, чтобы обслуживать сети и подстанции.

В стране с огромными запасами нефти возникают проблемы даже с доступностью бензина. В 2020 году венесуэльцы проводили в очередях за топливом от 5 часов до нескольких дней.


Бегство от катастрофы


Кризис в Венесуэле вышел за пределы страны вместе с миллионами мигрантов и беженцев.

Первые волны миграции были связаны с политическими притеснениями. Уезжали квалифицированные специалисты из разных отраслей, которые были недовольны политикой Мадуро. Страну покидали инженеры, юристы, медики, нефтяники и т. д. Эти люди в большинстве своем благополучно устраивались в других странах. Например, уволенные сотрудники государственной нефтяной компании PDVSA в 2 раза увеличили нефтедобычу в Колумбии, начали разрабатывать месторождение нефтяных песков в Канаде.

Потом миграция стала массовой. Венесуэльцы, потерявшие работу, отправлялись в соседние страны, самые бедные из них проходили весь путь пешком и ночевали под открытым небом.

Из-за социально-экономической нестабильности и гуманитарного кризиса к 2022 году из Венесуэлы уехали 6,11 млн человек. Такая масштабная миграция вызвала проблемы в других странах Латинской Америки.

Больше всего венесуэльцев уехало из страны с 2015 по 2020 годы
Более 6 млн венесуэльцев покинули страну, самый большой отток произошел в 2015—2020 годах

Принимающие страны — это развивающиеся государства, в которых уже существовали проблемы с безработицей и бедностью. Местные жители и прибывающие венесуэльцы соревновались за рабочие места. Часто работодатели выбирали мигрантов, потому что могли платить им меньше. С началом пандемии COVID-19 многие потеряли работу или часть дохода, поэтому вопрос конкуренции с мигрантами встал особенно остро.

Экономическая ситуация в принимающих государствах начала ухудшаться. Например, в Чили уровень инфляции удвоился и достиг 7,8%, в Бразилии инфляция выросла до 10,4%. Протесты против мигрантов стали частым явлением. У ООН появились дополнительные статьи расходов. Если прежде организация вкладывалась в гуманитарную помощь для Венесуэлы, то теперь миллиарды долларов требуются для борьбы с ксенофобией и финансовой помощи странам, которые принимают венесуэльских беженцев.


Выход из кризиса?


В 2018 году страна пережила пик своей инфляции: Центральный банк Венесуэлы сообщил, что годовая инфляция составила 130 060,2%, Международный валютный фонд дал оценку в 1 370 000%.

Начиная с 2019 года, темпы инфляции впервые начали сокращаться. Если верить Центральному банку Венесуэлы, в 2019 году инфляция составляла 9 585%, в 2021 цены выросли всего на 686%. Гиперинфляция все еще остается, но теперь у людей появляется надежда на выход из кризиса.

Годовая инфляция в Венесуэле
Уровень годовой инфляции в Венесуэле

Это произошло благодаря первым разумным шагам главы Министерства финансов Делси Родригес. Во-первых, она отменила государственный контроль над ценами, и теперь в стране снова открываются предприятия. В 2020 году в некоторых сферах экономики частные компании почти вытеснили государство, на их долю приходилось 92% импорта сырья и продуктов.

Во-вторых, Родригес сняла многие валютные ограничения. Население переходит с обесцененного боливара на валюту. Большинство компаний платят своим работникам и проводят операции в долларах, даже на рынках все оценивается долларами.

В связи с первыми улучшениями в 2021 году отток населения снизился на 60%, и люди впервые за многие годы начали возвращаться в Венесуэлу. В столице вырос рынок аренды, открываются новые заведения.

Это лишь первые шаги к выходу из кризиса. Страна не скоро оправится от десятилетий неумелого управления экономикой и от разрушительных санкций. У половины населения по-прежнему нет доступа к долларам, а поддержание достаточного количества валюты — новая потенциальная проблема Венесуэлы.

Эксперты Венесуэльской финансовой обсерватории прогнозируют, что ВВП страны в 2022 году вырастет на 8%. Сейчас они предполагают, что экономике страны нужно будет ежегодно расти на 20% в течение 10 лет, чтобы восстановить уровень жизни хотя бы в параметрах 2014 года.


Бесполезность санкций


Санкции, примененные к Венесуэле, оказались бесполезны как инструмент политического давления. Мадуро не изменил свой политический курс, а его режим сохраняется.

Центр экономических и политических исследований (CEPR) сделал вывод, что санкции в первую очередь ударили по беднейшим слоям населения, люди стали меньше есть, чаще болеть и умирать.

В 2019 году Идрис Джазайри, представитель Совета ООН по правам человека, осудил использование экономических санкций в политических целях.

«Это нарушает права человека и нормы международного поведения. Такие действия могут спровоцировать антропогенные гуманитарные катастрофы беспрецедентных масштабов. Смена режима с помощью экономических мер, которые могут привести к нарушению основных прав человека и, возможно, даже к голодной смерти, никогда не была общепринятой практикой международных отношений», — сказал Джазайри.

В 2021 году представительница ООН Алена Духан призвала США, ЕС и другие государства отменить санкции против Венесуэлы. Она отметила, что эти меры только усугубили уже существовавший экономический кризис и главным образом повлияли на уязвимые группы населения: на людей, которые жили в условиях нищеты, на женщин и детей, инвалидов и лиц с хроническими заболеваниями.


Новости, которые нельзя пропускать, — в нашем телеграм-канале


Подписывайтесь, чтобы быть в курсе событий: @life_profit